Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

На крыше Памира, у подножия смерти

14 августа 2003 г. в 13 часов 20 минут группа российских парашютистов в составе Дмитрия Киселева (руководитель), Алексея Будницкого, Сергея Калабухова, Леонида Козинца, Владимира Котова и Игоря Тарелкина приземлилась на крышу Памира — пик Ленина. О том, как состоялось повторение рекорда, рассказывает специальный корреспондент Татьяна МИГАНОВА.

ГОД 2003-Й. ШЕСТЕРО ОТВАЖНЫХ

В КИРГИЗИЮ я попала в августе 2003-го. Моя задача — рассказать миру о необычном событии. Шесть мужиков, среди которых как профессиональные парашютисты-испытатели, так и спортсмены-любители, решили прыгнуть на горную вершину с парашютом.

Первый вопрос, который задает в этой ситуации большинство людей: а зачем? С какой целью так рисковать собственной жизнью?

Добиться однозначного ответа мне не удалось. Понятно одно: настоящие парашютисты не мучаются вопросом: зачем нужно делать интересные прыжки. Они их просто делают!

От аэродрома Чкаловский до аэропорта города Ош на военном Ан-12 6 часов лету. Основная часть самолета разгерметизирована. Единственное место для перевозки пассажиров — гермокабина — маленький закуток между местом, где сидят пилоты, и основной частью воздушного судна.

В этот самый закуток с четырьмя круглыми окошками, без каких-либо удобств набилось 13 человек летной команды плюс съемочная группа. Утрамбовались мы как селедки в бочке. Все места — сидячие. Мне, как единственной представительнице прекрасного пола, выделили "диван" — что-то среднее между уложенными в ряд досками и твердым автобусным сиденьем. В общем, прилечь можно. Прилечь, но не уснуть. Уснуть в Ан-12 вряд ли кому удастся. Гул стоит такой, что с трудом понимаешь, о чем кричат соседи.

Парашютисты, которые будут прыгать на Памир, сейчас не с нами. Уже почти месяц они проходят адаптацию в горах. Вместе с альпинистами поднимаются на вершины, спускаются вниз, снова поднимаются — и так до тех пор, пока не привыкнут к климатическим особенностям высокогорья. Судя по телефонным разговорам с базовым лагерем, альпинизм нашим парашютистам — совсем не по душе. Акклиматизация идет со скрипом. На повторную процедуру высотной адаптации они, похоже, никогда уже не решатся.

Самое удивительное, что в парадоксальном стремлении оседлать одну из высочайших вершин Памира с помощью парашюта наши ребята оказались не первыми.

ГОД 1968-Й. ДЕСАНТ ГОТОВИТСЯ К ПРЫЖКУ

ЭРНЕСТ Севостьянов, Александр Петриченко, Владимир Чижик и Александр Сидоренко встречаются на Ваганьковском кладбище каждый год, в один и тот же день.

Независимо от погоды, занятости и самочувствия. Приезжают сюда, чтобы вспомнить тех, с кем покоряли, испытывали, рисковали жизнью. Сегодня они — пожилые люди, а 35 лет назад — совсем молодые ребята, асы парашютного спорта, которые в июле 1968-го первыми с неба штурмовали Памир.

За самое высотное приземление в мире участники легендарного десанта на пик Ленина попали в Книгу рекордов Гиннесса. Четверо — посмертно. Один из погибших — Вячеслав Томарович — лежит здесь, на Ваганьковском.

Многие до сих пор считают, что прыжок на Памир шестьдесят восьмого года — волевое решение военных. Это, мол, им взбрело в голову создать отряд десантников для захвата горных перевалов. На самом деле прыгнуть на горную вершину с парашютом — идея молодых азартных парашютистов-испытателей.

Александр Петриченко, известный в советское время испытатель новых парашютных систем, в споре с друзьями альпинистами как-то обронил:

— Нам не понять ваш "лошадиный" спорт! Если уж нужно забраться на вершину, мы предпочитаем попасть туда привычным для нас, парашютным способом.

В конце 60-х идея прыгнуть с парашютом на семитысячник многим казалась откровенным безумством. Разреженный воздух, непредсказуемый ветер, ограниченная площадка приземления. Чтобы воплотить в жизнь сей дерзкий замысел, нужны новые маневренные парашюты, специальное кислородное оборудование, самолеты. Найти все это можно было только у военных.

Именно к ним за помощью и поддержкой отправились парашютисты. И не зря. Военных идея высокогорного прыжка очень даже заинтересовала. Еще бы! Вся южная граница СССР — это горы. Когда фашисты во время Великой Отечественной войны захватили часть кавказских перевалов, выбить их оттуда оказалось очень непросто. Чтобы сделать это, положили столько народу! Если бы уже тогда можно было десантироваться на горные перевалы, потерь было бы намного меньше. К тому же 1968-й год — взрыв напряженности между СССР и Китаем. Поэтому заинтересованность военных в высокогорном десантировании была понятна и оправданна.

Прыжок на пик Ленина наметили на 27 июля. По замыслу устроителей, высокогорная парашютная феерия, приуроченная к 50-летию со дня рождения комсомола, должна была носить массовый характер. На снежные склоны Памира решили бросить десант общей численностью 46 человек. План действий такой: пять испытателей НИИ парашютостроения и пять офицеров ВДВ прыгают на вершину семитысячника, 36 солдат-срочников — на плато, расположенное чуть ниже. Последние должны лететь вниз с автоматами наперевес.

ГОД 2003-Й. БАРОКАМЕРА, ГИПОКСИЯ И ПРОЧИЕ "ПРЕЛЕСТИ"

Чтобы не повторить трагедии 1968 года, ребята решили подготовиться к высокогорному прыжку основательно. Единственный способ сделать это на земле — барокамера. Тренировки проходили в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке.

С помощью специальных приборов в чудо-машине под кодовым названием СБК-80 создаются условия гипоксии — дефицит кислорода. Спектр ощущений во время гипоксических тренингов — от тошноты и головокружения до потери сознания.

Каждый из парашютистов должен пройти это испытание. Получить врачебный допуск к прыжку или уже на этой, подготовительной стадии выйти из игры.

Выдержать подобные перегрузки не каждому под силу. Из этой запаянной со всех сторон бочки с окошками можно и не выбраться. Такое не раз бывало. Чтобы как-то усмирить парализующий сознание страх, все способы хороши. Кто шутит, кто поет, кто анекдоты рассказывает.

Климат в барокамере меняется со скоростью света. Сначала организм приспосабливается к жизни на высоте 5000 метров, потом 6000 и т.д. Чем выше, тем трудней. Все меньше в воздухе кислорода. Все более заторможенными становятся реакции. Все сильней хочется спать. А в горах заснуть — можно и замерзнуть. Температура на вершине реального семитысячника — минус 40.

Тренировки — вещь полезная, но ненадежная. Устойчивость к гипоксии как слух: либо есть, либо нет. Как только кому-то из ребят станет плохо, врачи тут же запустят в барокамеру живительный кислород. Если беда случится в горах — помощи ждать будет неоткуда. Вертолет выше 5000 метров, к сожалению, яне летает. Надеяться на товарищей, которые на большой высоте с трудом передвигают ноги, можно, но самое верное в этой ситуации — полагаться только на себя.

Как и все остальные, Дмитрий Киселев с трудом переносил гипоксические тренировки. Когда выдержал, решил, что теперь никакие горы ему не страшны:

— Думал, что теперь все будет нормально. Но альпинисты сказали, что барокамера — это ерунда. На высоте вы все "сдохнете", если не пройдете нормальную подготовку в горах. Чтобы быть на "ты" с горным климатом, нужно своими ногами подняться на большую высоту и обязательно там переночевать. Только тогда организм получит нормальную акклиматизацию и какое-то время сможет существовать в условиях высокогорья. В противном случае горная болезнь всех сломает.

Горная болезнь, или, как говорят альпинисты, "горняшка", напоминает сильное алкогольное похмелье. Тошнота, головная боль и прочие симптомы по списку. Единственный способ борьбы с нею — аспирин, которому некоторые предпочитают более крепкие сосудорасширяющие средства. Когда лекарства не помогают, а "народные средства" давно исчерпаны, остается одно: идти вниз.

Горное солнце палит нещадно. Несмотря на защитный крем, открытые участки тела обгорают мгновенно. В 68-м никаких специальных солнцезащитных средств у десантников не было. Чтобы спастись от гиперактивного ультрафиолета, на лицо и губы накладывали толстый слой зубной пасты.

Как тогда, в 1968-м, так и сегодня, в 2003-м, впечатлений от похода в горы у ребят-парашютистов было множество. Но альпинистами они так и не стали. Не заболели горами. Не оценили "прелести" высотных восхождений.

За время акклиматизации они своими ногами прошли от 3600 до 6300 метров. На пути было три промежуточных лагеря: на высоте 4200, 5300 и 6100 метров.

Кто хотя бы раз бывал в горах, тот знает: такие восхождения даются с большим трудом. Что ни шаг, то — усилие. Как будто на плечах у тебя огромный мешок соли. Голова болит. Аппетита нет. Дышишь, как рыба на берегу: рот вроде бы открываешь, а воздуха в организме от этого больше не становится. Для парашютистов все эти муки были совершенно необходимы. Впереди — прыжок. Спускаться вниз с высоты 7100 метров каждому из них придется своими ногами. И эта часть экспедиции будет едва ли не самой сложной и опасной.

После высокогорных переходов базовый лагерь, расположенный на высоте 4200 метров, — настоящий рай. Здесь чувствуешь себя человеком. Тело ноет, душа поет, и впервые за несколько дней хочется есть. Несмотря на то, что вода на такой высоте нагревается лишь до 60 градусов, высокогорное меню поражает разнообразием. Первое, второе, третье. Все, как положено. Даже фрукты на десерт подаются. В базовом лагере парашютисты отдыхают от восхождений и привыкают к высокогорному климату. Отсюда альпинисты пойдут на пик Ленина, встречать тех, кто решил спуститься туда прямо с неба.

В 68-м связь с Большой землей жители базового лагеря держали через письма. В 2003-м с родными общаются по спутниковым телефонам.

В остальном — все, как прежде. Те же люди. Те же горы. Даже самолет тот же, что и тогда — легендарный Ан-12.

И все же отличие этой экспедиции от предыдущей существует — это парашюты, оборудование, экипировка. По сравнению с сегодняшними парашютистами, десятка, которая прыгала на вершину Памира в 68-м, одета была просто, но тепло и надежно. Что касается солдат-срочников, с ними особо не церемонились. Выдали все, что положено по нормам вещевого довольствия: новую военную форму, брезентовые штормовки, шерстяные носки и ботинки. Больше ничего — устав не позволяет. Утепляться бойцам приходилось самостоятельно. Под хэбэ надевали у кого что было.

Первый десант на Памир падал с парашютами системы ПА-1. В конце 60-х парашют альпиниста считался последним словом техники. По сравнению с куполами, которые существуют сегодня, это — подручное средство для самоубийства. Когда ветра нет, куда ни шло. Как только начинает дуть, парашют теряет управление. К тому же у него огромная вертикальная скорость. Лететь на ПА-1 — примерно то же самое, что падать вниз с пятого этажа вообще без парашюта.

В 2003-м за спиной у каждого парашютиста "Арбалет-2" или "Лесник-3" — легкоуправляемый, маневренный купол, который создан специально для работы в сложных условиях. Его используют лесники и военные. Возможно, совсем скоро на каждом ранце с "Арбалетом" или "Лесником" появится надпись: рекомендован для высокогорных прыжков.

Самолет выбрасывает парашютистов на высоте 8500 метров. По авиационным нормам, работать выше 4000 метров парашютисты должны со специальным кислородным оборудованием.

Пока ребята находятся на борту, они дышат бортовым кислородом.

Когда загорается сигнал: "Пошел!", происходит автоматическое переключение.

Выдергивается специальный шарик, и шланги, соединяющие парашютиста с батареей, что находится на борту, отключаются. С этого момента идет питание от автономного кислорода. Запас кислорода, который требуется для прыжка, находится на парашютистах в специальных портпледах. Этого кислорода должно хватить на 11 минут.

11 минут после отделения парашютист работает на чистом кислороде. Этого времени достаточно, чтобы приземлиться на вершину. Когда кислород в баллоне заканчивается, прибор автоматически переключается на подачу воздушной смеси из окружающего пространства.

ГОД 1968-Й. "ГОЛУБЫЕ БЕРЕТЫ"

ПЕРВЫМИ на Памир прыгнули 36 солдат-срочников. В три захода, по 12 человек в каждом. Их задача — приземлиться на высоте 6100 метров.

В целом все прошло удачно. Единственное — два человека во время выброски столкнулись куполами. Их парашюты запутались, поэтому пришлось отрезать стропы и раскрыть "запаски".

После приземления опьяненные победой десантники не спеша вынимали уложенные в ящики НЗ дыни, виноград, арбузы и угощали альпинистов, которые ждали их на площадке приземления. Однако праздник жизни на высоте 6100 был недолог. Через полчаса почти всем "голубым беретам" стало плохо. Алексей Шендяйкин, врач экспедиции 1968 года, вспоминает:

— Многие солдаты сидели, опустив голову. Тошнота, головокружение, страшная головная боль. Капитан Тайнис — командир группы, которая прыгала на 6100, приказал всем: встать! Собрать основные и запасные парашюты. И по порядку номеров рассчитаться. Человека два или три так и сидят, опустив голову. Капитан подходит и говорит: "Встать!". Те видят своего начальника, но у них гипоксия, неадекватное восприятие, и они посылают его куда подальше... Тот автоматически потянулся к поясу, где должно находиться оружие. Потом Жору Тайниса спрашивали, что было бы, если бы в кобуре лежал пистолет: выстрелил бы? И он сказал, как отрезал: "Да!".

Альпинисты распределили солдат в связки по восемь человек и в срочном порядке повели вниз.

Самая сложная задача выпала на долю 10 парашютистов-асов. Они должны были приземлиться на самой вершине пика Ленина. На высоте 7100 метров.

"Пик" — только звучит колко. На самом деле это плоский пятачок размером с футбольное поле. На первый взгляд, попасть в такую жирную точку опытному парашютисту — раз плюнуть. Но "там не равнина, там климат иной". Ветер гуляет меж гор, как пьяный. Чуть не туда зарулил — врежешься в скалу или упадешь в пропасть.

На площадке приземления парашютистов ждали альпинисты.

Они притащили туда военную радиостанцию Р-105, но аккумуляторы от сильного холода замерзли, поэтому установить связь с самолетом и сообщить о резком усилении ветра было невозможно.

ГОД 2003-Й. БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

ПРИЧИН для того, чтобы прыжок на пик Ленина 2003 года не состоялся, было множество. За 2 часа до вылета на десантирование у ребят не было уверенности, что им это все-таки разрешат. В первый день — пограничники по только им известным причинам закрыли район для прыжков. Во второй — самолет несколько часов кружил над горами, погоды не было. Облака окутали вершину. В третий день — у парашютистов оставалось мало кислорода, в самолете кончалось топливо...

Через выпускающего ребятам сообщили, что альпинисты на вершину не выйдут. Они поднимались туда два предыдущих дня, и сегодня у них просто нет сил повторить восхождение. Поэтому не будет ни шашек, ни ориентиров, ни привода — ничего. Прыгать придется вслепую, куда попадешь. Было понятно: если сейчас парашютисты не решатся на прыжок, то второе в истории десантирование на пик Ленина вообще не состоится.

ГОД 1968-Й. ЗА ЦЕНОЙ НЕ ПОСТОЯЛИ

ЧТОБЫ предупредить парашютистов о непогоде, альпинисты выложили на площадке приземления крест из оранжевых полотнищ — международный знак запрета прыжков.

Уверенные в том, что прыжка сегодня не будет, альпинисты пошли смотреть вершину. В это время прилетел самолет и в одном заходе выбросил всю десятку парашютистов.

Спастись удалось первой и последней тройке. Четверо при приземлении разбились о скалы.

Погиб Володя Мекаев. Это был его 2077-й прыжок. Володя часто брал на аэродром своего сына. Мечтал, что мальчик тоже станет парашютистом.

Весельчак, гитарист и отличный спортсмен Юра Юматов. Он сочинял песни о небе. О цветных куполах парашютов. Их любили и любят петь его друзья. Русый богатырь — Валера Глаголев. Он не представлял, как без него могут обойтись там, где есть риск, есть опасность. Один из лучших в стране испытателей парашютов — Слава Томарович. Он конструировал новые системы выброски. Своими руками создавал каждый узел и всегда первым прыгал сам.

В официальном акте расследования, которое провели сразу после прыжка, было сказано: трагедия произошла в результате непредвиденного усиления ветра.

Все участники легендарной акции получили медаль "За отвагу", некоторые попали в Книгу почета ВЛКСМ, а событие, которое обещало стать мировой сенсацией, быстро замяли. Слишком высока оказалась цена этой победы.

ГОД 2003-Й. ВОРОТА В РАЙ

РАССКАЗЫВАЕТ Дмитрий Киселев:

— В середине августа температура воздуха в Киргизии ниже плюс 40 не опускается. На высоте 8100 метров выше минус 40 не поднимается. Перепад порядка 80 градусов. В общем, замерзли мы все очень быстро. Тогда все это казалось неважным. Волновало только одно: прыгать будем или нет? Почему самолет все кружит и кружит над пиком Ленина? Отчего медлит штурман? Все это для нас оставалось загадкой. Запертые в салоне Ан-12, как в консервной банке, мы ни о чем не знали. Связь с миром поддерживали только через выпускающего. Наш выпускающий, Юра Стратулат, был не особенно разговорчив. О том, что у самолета заканчивается горючее, а у нас, парашютистов, на исходе кислород для дыхания в салоне, мы узнали намного позже. Так уж случилось, что прыжок на пик Ленина оказался неизбежен.

Когда раздался сигнал "Приготовиться" и раскрылась рампа, в самолет неожиданно ворвался гигантский столб света. Как будто мощный луч прожектора направили в салон. Кто-то из парашютистов обронил: "Вот и открыли ворота в рай".

Прыгали мы на вершину через эти самые ворота в два захода по три человека. В первой тройке: Володя Котов, Сережа Калабухов и Леша Будницкий. Во второй: Леня Козинец, Игорь Тарелкин и я.

Когда приземлились на вершину, стали связываться друг с другом. Выяснять — кто где, все ли живы. Из шести парашютистов молчал только один. Козинец.

Рассказывает Леонид Козинец:

— Очень сильный удар был. Я потерял сознание на какое-то время. И меня тащило по снежнику к обрыву. Падать туда совершенно не хотелось, а отцеплять парашют было нельзя, потому что стоял транзит — это автоматическое раскрытие запасного в случае отцепки основного. То есть если бы я его отцепил, то получил бы сразу два парашюта. Тогда бы точно улетел в пропасть.

Когда пришел в себя, встал, огляделся, никого не видно. Включил радиостанцию — она замерзла. И у меня возникло ощущение, что я ошибся с вершиной. Ну, думаю, ладно, как-нибудь выберусь, лишь бы не Китай. Потому что я понимал, что если Китай, то это 10 лет отсидки в китайской тюрьме за незаконный переход границы.

Правда, потом опомнился, какие китайцы? Спуститься бы живым вниз! И начал подыскивать пути спуска, а потом увидел постамент от знаменитого бюста вождя и понял, что это пик Ленина.

Подхожу к краю, а там в 50 метрах ниже меня вся пятерка сидит, на меня смотрит и бурно радуется по поводу того, что я не разбился.

ПОСЛЕ того как ребята увидели друг друга живыми и здоровыми, впервые за всю экспедицию можно было ни о чем не думать, расслабиться и просто пожить с ощущением того, что все свершилось. Правда, долго радоваться высотному подвигу не пришлось. Запас кислорода был на исходе, а впереди — не самая легкая часть пути — спуск в базовый лагерь.

Когда приземлялись, альпинистов на вершине не было. Они пришли позже. Изможденные и страшно перепуганные тем, что парашютисты слишком активно ведут себя на такой высоте.

Может быть, нашим героям помогало осознание выполненного дела, может быть, наступила та самая злополучная эйфория. Но, слава Богу, оказалось, что идти вниз гораздо легче, чем ожидали. В воздухе с каждым шагом становилось все больше кислорода. Душу грела мысль, что совершили то, о чем мечтали: повторили рекорд советских десантников. Вписали свое имя в историю. И при этом остались живы…

Автор: OlDi
.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 10
IRC: 4
Jabber: 0
( состояние на 19:58 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет