Проблемы при регистрации на сайте? НАЖМИТЕ СЮДА!                               Не проходите мимо весьма интересного раздела нашего сайта - проекты посетителей. Там вы всегда найдете свежие новости, анекдоты, прогноз погоды (в ADSL-газете), телепрограмму эфирных и ADSL-TV каналов, самые свежие и интересные новости из мира высоких технологий, самые оригинальные и удивительные картинки из интернета, большой архив журналов за последние годы, аппетитные рецепты в картинках, информативные Интересности из Интернета. Раздел обновляется ежедневно.                               Всегда свежие версии самых лучших бесплатных программ для повседневного использования в разделе Необходимые программы. Там практически все, что требуется для повседневной работы. Начните постепенно отказываться от пиратских версий в пользу более удобных и функциональных бесплатных аналогов.                               Если Вы все еще не пользуетесь нашим чатом, весьма советуем с ним познакомиться. Там Вы найдете много новых друзей. Кроме того, это наиболее быстрый и действенный способ связаться с администраторами проекта.                               Продолжает работать раздел Обновления антивирусов - всегда актуальные бесплатные обновления для Dr Web и NOD.                               Не успели что-то прочитать? Полное содержание бегущей строки можно найти по этой ссылке.                              

Всеволод Лебедев. Старушка, делающая куклы.

Рассказ Всеволода Лебедева (1901-1938) "Старушка, делающая куклы" посвящен Анне Афанасьевне Мезриной, мастерице дымковской игрушки. Рассказ напечатан в книге "Вятские записки" Лебедева (первое издание - 1933).

"О старушке, делающей глиняные куклы, записываю со слов моей сестры М.В. Лебедевой, посетившей старуху в 1927 году.

Сестра приехала в Вятку зимой, прошла на лыжах от города к селу Дымкову. Село это расположено очень низко на берегу реки и с высокого противоположного берега кажется будто вдавленным в землю. В разливы река его затопляет. Село с его переулками, лодками, везде лежащими на улицах, напоминает больше рыбачий поселок. В этом Дымкове и живет старуха, отец которой был в свое время самым знаменитым мастером глиняных игрушек.

"Игрушки делать - дело трудное, - объясняла старуха. - Я у отца всё помогала делать. Уже замужем была и дети были, а всё сама не могла. А потом сразу начала и начала".

Другие дети игрушек не выучились делать, а дети самой мастерицы - уже взрослые женщины, хоть и уважают эту работу, но считают, что они её выполнять не могут.

Хозяин квартиры сам занимается отливкой гипсовых кукол по готовым формам (этим ремеслом занимаются теперь в Вятке очень многие), и хозяина этого по его работам все в Дымкове знают - сени у него уставлены гипсами. Старуху в Дымкове почти никто не знает, и попадать к ней трудно - через какие-нибудь заборы. Когда перелезешь через плетень, выскакивают три собачки и начинают ужасно лаять. Потом выбегает их хозяйка с ухватами и бранит собак, долго не обращая внимания на гостя.

Кухня у ней маленькая. Игрушки она сушит в печке на больших противнях. Тут же из этой печки она вынимала при сестре всякое печенье. "Видно, что постряпать очень любит".

А расписывает игрушки старуха прямо у оконца на лавочке, стола для этого у ней нет.


Дымково. Анна Афанасьевна Мезрина - на лавке у своего дома.
Фото А.И. Деньшина. 1920-е гг.

Любимая и обычная игрушка старухи - баба с младенцем в руках. Сестра заказала мастерице партию самых нарядных баб. Бабы эти сейчас стоят в Москве. Несмотря на то, что он по форме повторяют друг друга, они, как говорит сестра, "каждая со своим характером".

- В бабах этих, - сказала она, - много литературного, но в то же время они как бы существующие.

Это правда. Наша вятская игрушка рождалась со старинных игрушечных образцов, с журнальной картинки, где изображались щеголи и дамы в модных платьях, и старушка делая куклы повторяла старую форму одежды. Но в то же время: "Они вместе хороши. Когда поставишь друг с другом. Одна другую объясняет своим присутствием". Я сам замечал, какое разнообразие оттенков женского характера появляется в этих раскрашенных вятских бабах, когда они стоят друг против друга.

У старухи есть способность превращать старинный "литературный портрет", давний образец в живую бабу каким-то мелким штрихом, который старуха сама определить словами не может.

О том, как она работает, старуха говорить вообще не любит.

"Сначала не умела, и замужем была, и дети были, и всё не умела, только отцу помогала, а потом начала и начала", то есть стала к выученной форме, к литературному, тысячи раз повторяющемуся портрету прибавлять от себя что-то.

Или: вдруг, работая для сестры, она в первый раз сделала мальчика на санках. "Вдруг что-то посмотрела, увидела и сделала", - говорит она.

- Может, вы и кота могли бы сделать? - спросила ее сестра (старушка кстати окружена постоянно собачками и котами, казалось бы они - тема ей близкая).

- Кота - как его сделаешь! - ответила старушка. - Кота - его невозможно сделать.

В вятской игрушке часто изображаются животные. Но эти образы животных и у старухи, и у прежних вятских мастеров - все эти коровы, двухголовые звери с позолоченными рогами, медведи с пуговицами на животе, - всё это скорее сказочные образы. Только корова, несмотря на ее золотые рога и слишком яркие пятна на боках, это действительно корова добрая и плотная с огромным выменем, около которого пригрелся маленький теленок.

Но самое главное для старухи - это бабы.

Поставишь десяток глиняных баб рядом и вырастет перед тобой вся улица, вятская улица, где к воротам выходят франтоватые няньки с ребятами на руках. Мимо идет щеголь вот такой, как стоит у меня на столе, подбоченившись, подняв бровь.

Вот вся эта улица у меня на столе: семь баб пересмехаются.

Улыбка идет от одной к другой, а щеголь стоит, расставив ноги, руки в карманах.

Сразу видно, что щеголь - это щеголь, а баба - хоть она и нянька, хоть руки нагружены младенцем, а то и двумя, - прежде всего баба: стоит, сплетничает, как бы говорит: "Что вы со мной ни поделаете, - а я все-таки баба. Я выйду на улицу и, оглушу вас яркостью одежды, разговором".

И вот зимой, когда всё занесено в Вятке, идешь под черным простым навесом базарного ряда, Тут тебе молоко в бураках. Вся укутанная в шаль (мороз!), и руки не вынимает из-под полушубка, баба-продавщица повернет к тебе багровое от холода лицо да начнет тебе рассказывать, что молоко у ней хорошее, от её-то коровы молоко! - да отведай, - и другие продавщицы, ежась от мороза, похлопывают руками в огромных рукавицах, тут и крестьянин пройдет, одна борода видна - всё спрятано полушубком да еще на полушубок сверху надето.

И вот тут заметишь: на самом холоду и ветру рядом с бураками и молоком расставлено пять вятских кукол, стоят пять баб и раскрашены: одна с лиловыми полосами юбка, другая золотыми пятнами.

И человек, пройдя длинный и темный вятский базар, остановится и станет отворачивать полу азяма, да высморкается, да положит кнут и снимет рукавицу, да полезет подняв полу полушубка в дальний карман, да вынет из кармана, да будет развертывать да считать, отбирать среди пятиалтынных гривенник, да потом таким же манером станет вновь одеваться и понесет вятскую куклу, - отнимет от сплетничающего общества глиняных баб одну.

И пойдет по своим делам сначала в лавку, потом лошадь кормить и разве к ночи доберется до дому, где развернув, сняв всё с себя, размотав кушаки, сняв валенки, оставшись в одном легком, бережно вынимает глиняную куклу из платка.

Бабы и дети соберутся: точно новую бабу привез в дом - и смотрят на голубую полоску, на золотой узор, на синее пятно на ее плече.

И начнут говорить, что это щеголиха: значит, большая мастерица дымковская старуха, что умела сделать.

Старушка не помнит всех типов игрушки, которые ею сделаны.

Когда сестра начала называть ей раньше ею сделанные вещи, старуха достала из комодика и разложила на коленях рисунки, сделанные с ее кукол вятским художником Алексеем Деньшиным, издавшим интересный альбом глиняных вятских кукол с ручной своей раскраской.

Сейчас мастерица работает главным образом на экспорт. Сама Вятка мало интересуется старинными куклами. Жители города делают тряпичные куклы, которые и сдают в кооперацию. Сестра была на складе, где приказчик принимал кукол. Сделавшими игрушку были мещанки в платочках, и кукла от них была тоже серая в платочках. Появлялись в лавке и бывшие вятские дамы - они приносили расфранченных кукол.

Что касается глиняной куклы, то хотя она и стоит теперь на подзеркальниках и на комодах в квартирах вятской интеллигенции, но в большинстве случаев это не потому, что здесь любят и понимают глиняную куклу, это просто результат моды, созданной на вятскую куклу, моды, пришедшей на Вятку уже из столицы.

Известный этнограф, изучавший вятскую деревню, писал, что в Вятке делают глиняные игрушки, что игрушки эти бессмысленны, и жаль - пропадает талант народа на таких глупых вещах. Впрочем, - добавлял ученый, - в последнее время, благодаря стараниям земских работников, вятские кустари начали делать необыкновенно изящные вещи: пепельницы, статуэтки царей и Наполеонов. Так не понимал красоту вятской игрушки известный ученый.

В народе об игрушках помнят.

Когда моя сестра принесла глиняных зверей к своей знакомой вятской художнице, у ней застала она старушку из деревни, которая сразу стала плясать, увидев игрушки. Схватив игрушки и подбоченившись, она начала вспоминать, как она еще девочкой в деревне носилась с игрушками. Игрушки эти - звери - в ее молодости стоили по три копейки. Их покупали в праздник.

- В них больно хорошо играли некоторые, - сказала старуха, разумея, что свистеть в глиняного зверя было дело нелегкое. Потом, поиграв, ставили эти игрушки на подоконник, до следующего года.

Мастерица игрушек читать не умеет. Знает только несколько печатных букв. Сестра записала ей на бумажку, какие куклы ей нужны, и старуха точно запомнила, в каком месте бумажки о какой кукле написано.

- А прочтут, - сказала она, - уж дочери, когда придут.

Вятская глиняная игрушка имеется в больших столичных музеях, также в музеях Вятского края и до сих пор сохраняется в домах в крае. Идешь по узкому обломанному тротуару мимо домиков с палисадниками. В окнах горшки с цветами. И тут глянет на тебя подбоченившаяся глиняная баба с пятнами алого цвета на щеках. Синие и золотые полосы текут у ней по широкому платью. А у грудей держит она не то сына, не то хозяйского ребенка. И глядит на тебя гордо и приветливо. И рядом два золотые рога держит баран-не баран, конь и не конь. Очевидно, первый сделавший его мастер верил, что есть такой зверь на свете".

Источник: tornado-84.livejournal.com
.:: Статистика ::.
Пользователи
HTTP: 9
IRC: 6
Jabber: 1
( состояние на 13:46 )
ADSL-газета: Ежедневно свежие анекдоты, гороскоп, погода, новости, ТВ-программа, курс валют

Интересности из Интернета: Интересные статьи на разнообразные темы, найденные на просторах интернета

Компьютерная консультация

Единый личный кабинет